Ярлыки

суббота, 26 ноября 2016 г.

Родовые грехи. Избавление

Определимся с тем, что мы понимаем под родовыми грехами. Самым общим образом. Это несоответствия, дефекты, искажения души и тела человека, передаваемые по родственным и общественным связям, в частности, и через наследственный механизм.

Для меня приемлемо и определение : Родовой грех могу обозначить, как грех (грехи) и возможно связанные с ним родовое(ые) проклятье, страсти, часто не осознанные, присущие какому-либо роду, группе людей, передающиеся из поколения в поколение.



Открытая "встреча" с родовым грехом потрясает человека до основания. Пр слабой психике эти потрясания могут быть очень неприятными. Даже разговоры о родовых грехах надо стараться вести в собранном режиме, чтобы не колбасило 
Тема родовых грехов у со не выделяется в отдельную. Сие не означает, что они не знали о родовых грехах, и тем более не означает, что не считали эти грехи важными. Родовые грехи рассматривались ими как грехи личные. Вообще коллективная составляющая грехов не получила подробного рассмотрения в прошлом. Это тема настоящего времени, когда в большей степени открываются различные взаимосвязи в жизни человека - существа общественного.

Увидеть действие родовых грехов легче на людях, причастных к общественной работе (знаменитостях, известных деятелях, учителях, священнослужителях и пр.), и, естественно, на их детях (последователях, пастве). Только в случае учеников, последователей, сторонников и паствы родовые грехи перетекают в грехи коллектива и общины. Увидеть выраженное действие родовых грехов можно и в жизни некоторых семей, когда какой-нибудь из ее членов совершает большой проступок или серию проступков "маленьких", которые со временем накапливаются и повисают тяжкой гирей на судьбе поколений.

Приведу известный пример, пожалуй, самый яркий: дети учителей. Вообще, на поприще учителей-воспитателей нередко идут люди с "вампирскими" наклонностями (обычно неосознанными). Ведя непокаянный образ жизни, тираня и "питаясь" подопечными, они быстро собирают чашу грехов, которую с неизбежностью передают своим детям. Механизм передачи - отдельная тема... Дети у таких родителей часто растут расслабленными, неспособными к поступку, они чувствуют себя виноватыми, в их душе - гремучая смесь из привязанности и ненависти ко своим родителям. (Маму любят и ненавидят, а отца, который бросил такую хорошую маму, обычно ненавидят.) Расслабленность сочетается с огромными амбициями, которая выплескивается из-за неспособности действовать в реальной жизни, в область виртуальную. В худших вариантах - наркотики и навязчивые суицидальные помыслы.

Привычная картина: мощная мама-одиночка, активная, постоянно ругающая своего великовозрастного ребенка и, одновременно, нежно о нем заботящаяся. И ребенок - обалдуй тридцати- и сорокалетнего возраста, мягкий, инфантильный, слабый, порой так и не женившийся или разведенный. Иногда сильно пьющий и живущий на пенсию мамы. И вот мама умирает. Потрясение для великовозрастного ребенка бывает таким большим, что он может попасть в психушку и несколько лет никак не выходить из депрессивного состояния.

В благополучных семьях родовые грехи чаще имеют зализанный и благопристойный вид, поэтому их сложнее увидеть... слишком они тотально-привычные.

Родовые грехи обычно скрыты. Их можно выявить при внимательно-трезвенном отношении к себе. Это долгая работа, которая требует и умение анализировать свое состояние, и умение видеть окружение, и некоторый мистический дар прозрения на тайные пружины реакций и поступков. Или нужна профессиональная подготовка, как у Анн Шутценбергер, автора "Синдрома предков".  Впрочем, проф.деятельность в этой сфере также не возможна без дара прозрения и благоприобретенных навыков скрупулезной работы.

Прежде всего, надо усвоить, что родовые грехи выходят наружу как грехи личные. Инфантильно-родовое - я ни причем, это во мне тетя взыграла - и инфантильно-религиозное - бес попутал - восприятие грехов, как чужих и самому человеку не свойственных, только отдаляет от решения проблемы. С другой стороны, родовые грехи как бы прячутся за грехи личные. И такие прятки играют плохую роль в покаянной жизни человека, стремящегося избавиться от личного греха-проблемы. Человек кается-кается в грехе - и грех вроде бы ясно виден, - да только не уходит он: не решается какая-то внутренняя проблема, не отпускает дурная привязанность...

Осознать глубину проблемы помогает разрыв с нарцистическим (направленным только на себя) покаянием-самокопанием. В православии (христианстве) такой разрыв происходит, когда человек берет на себя ответственность за других и начинает за них молиться. Понятное дело, такая нелицемерная молитва мало связана с формальной подачей записочек о здравии. И вот известная картина 90-х голов: мама-одиночка, активная неофитка, с пылу-жару обратившаяся в православие, практически бросает работу (на которой, все равно, ничего не платят) и бегает по храмам-монастырям, пребывая денно и нощно в молении и послушании. А сынок единственный в это время загнивает: не хочет учиться, а затем не хочет работать, курит, пьет, наркоманит... и фсе. Чем больше бегает мамаша по церквям, чем больше молится - и даже на отчитку дитя возит, - тем хуже сыну, который уже с ней только матерно и разговаривает. Кто-то из этих детей так и помер или самоубился. А те, кто выжил... появился даже термин "умоленные дети", их обозначающий.

Если в веру обращаются дети, крутит-бьет родителей, если обращается жена - плющит мужа, если муж - колбасит жену. (Мне, частным порядком, задали вопрос: почему это мужа плющит, а жену колбасит? Отвечаю для всех: мужик, глядя на воцерковленную жену, чаще впадает в депрессию, а баба - в неистовство.) Это первая - достаточно поверхностная - встреча с действием родовых грехов, через которую проходили практически все неофиты. И чем более рьяно въезжали люди в веру православную, непрелестную, тем сильнее било их ближних. Целое знамение эпохи 90-х из этого явления вышло. Позже люди образумились, стали зарабатывать денюшку, нашли компромисс веры и быта - и стали опять скучными законопослушными гражданами, которые иногда по воскресеньям заглядывают в храм и зачем-то даже причащаются. И сразу спрятались родовые грехи за повседневную бытовуху размеренной жизни. Чуть дольше колбасило тех, кто подался в поиске чистоты веры в альтернативные церквушки или пустился в сектантские разборки. Ну, это маргиналы  Впрочем, и они нашли отдушину, сбегая от своих грехов, - в осуждении всех немаргиналов и их стравливании. И сейчас уже, небось, мемуары об этом пишут.

И какой же первый вывод из сказанного выше? Он такой: родовые грехи, проявляясь через (как) грехи личные, от них отличаются. И сравнение: родовые грехи - это грибница, а грехи личные - это грибы. Гриб вроде бы сорвал, а новые лезут. Дерево срубил, а из корней - новые побеги - да во множестве. И еще образ. Люди - сообщающиеся сосуды, которые задействованы и в родовых, и общественных связях. Изменится качество или количество содержимого в одном сосуде, отреагируют и остальные, связанные с ним. И в силу этой сообщаемости передаются, ес-но, не только грехи, передается и праведность.

Продолжая тему родовых грехов, я должен прежде всего сказать о двух вещах: 1) напомнить, что понимается в православии (как в современном язычески-бытовом варианте, так и в более глубоком и чистом его виде) под грехом и покаянием; 2) продолжить цепочку "личный грех - родовой грех" дальше - до греха коллективного.

1) В современном бытовом православии (христианстве) извращено понимание и греха, и покаяния. Грех понимается (только) как нравственно дурной поступок, за который должно быть стыдно. К греху обязательно прикреплен постыдный хвост виновности. Покаяние понимается обычно как биение себя в грудь с эмоциональными слезами-соплями.

В действительности же... Слово "грех" - с греческого (амортия) - непопадание в цель, промах - само по себе никакой эмоциональной и нравственной нагрузки не несет. Это несоответствие, требующее исправления. Корень-суть греха-несоответствия находится много глубже, чем он видится с эмоционально-нравственной и моральной позиции. Вообще, мораль и нравственность, даже самые лучшие, уже искажены (греховны), и поэтому не дают верного видения грехов, а порой это видение заведомо ложное. Такое ложное видение укоренилось и в обществе - на бытовом уровне, - и в церкви, которая часть общества.

Так и покаяние. Это далеко не только эмоциональные сопли и не биение себя в грудь с воплями "меа кульпа" и "виноват, господи". Покаяние - умоперемена (метанойя) или перемена, перестройка и исправление всего ума (или сознания).

Обращение к ложно (или слабо) понятым понятиям "греха" и "покаяния" ничего хорошего дать не могут. Слово"грех" приобрело настолько негативный смысл, что в психотерапии его избегают. Потому что, как справедливо отметил специалист в комменте к предыдущему сообщению в жж, этот негативный смысл изымает способность верно-объективно видеть происходящее.

2) В предыдущем сообщении я говорил о волне духовного (православного) возрождения 90-х годов. В самом начале нового века и тысячелетия эта волна быстро пошла на спад, причем проблемы, поднятые на этой волне, остались так и не решены. Они были затушеваны синдромом материального благополучия - появился другой вектор гонки: сытость, уверенность и возрождение чувства собственного достоинства, подорванного нищетой и развалом эпохи перестройки. На нерешенные проблемы стали громоздиться проблемы новые... Почему? Говоря на церковном языке, потому что грехи не пустили, потому что достойных плодов покаяния так и не было принесено. Но ведь каялись люди? каялись и пытались измениться! Но одного личного покаяния (некоторых людей) оказалось недостаточно, поскольку вплетены судьбы людей в бОльшие потоки: родовые, национальные, общественные (коллективные). Уже на уровне родов-семей покаяние было неполным. На национальном уровне покаяние в содеянном оказалось совсем обрывочным, а сейчас оно  подменилось имперской спесью, замешанной на комплексах развалившейся сверхдержавы. На церковном уровне... и на нем звучит только оправдание церковной истории советского периода, а дореволюционная деятельность церкви, которая во многом и привела к большевистской катастрофе, в свете покаяния-умоперемены вообще не рассматривается. Не случайно, что на этом удручающем фоне растет православный сталинизм.

Человек, отягченный личными и родовыми грехами, приходит в церковь, желая как-то облегчить свой душевный груз... а земная церковь сама отягчена коллективными грехами, она погружена в падшую материю этого мира. Можно проследить несколько этапов вхождения. Первый - восторженный и ревностный: в церкви хорошо, исповедь помогает, причастие укрепляет. Человек явно становится чище. Затем начинают появляться проблемы, вылезают собственные недостатки и становятся ярче видны недостатки церковного института. Именно в это время происходит интенсивное заражение коллективными грехами церкви. Этих грехов множество, наиболее заметны среди них: религиозная спесь и чувство исключительности, ненависть к других религиям и их представителям, батюшкизм, обрядоверие, патологическая боязнь (Бога, новшеств, своего мнения... диапазон огромный), игры в лжепослушание и лжесмирение, законничество, фарисейство, и в конце вылезает любовь к деньгам... Неофиты, зараженные этими грехами, становятся несносными для своих ближних. Начальная благодать теряется, и человек становится хуже, чем был до вхождения в церковь. Заражение коллективными грехами подавляет последние проблески трезвенного отношения - и штампуется еще один церковный зомби. Следующий тяжкий этап (уже, увы, доступный не всем) - медленное и мучительное осознание своей зомбированности - после беганий по старцам, храмам и монастырям, иногда после ухода в альтернативные церквушки, часто после разрушенной личной жизни и испорченного здоровья. И тогда многие практически уходят из церкви или отстраняются от нее, оставляя на воскресные и праздничные службы. Последние, полагаю, к настоящему времени и составили основное тело современной церкви: сытые и благополучные или стремящиеся к сытости и благополучию, уловленные любовью к деньгам - они воспринимают церковь как место, где благословляется их душевное спокойствие и материальный достаток. Взвинченность и фанатический блеск в голодных глазах сменился чинным стоянием в автомобильных пробках под церковное пение и сладкий голос Дивны Любоевич. Смутьяны ушли в альтернативные церкви... сбились в маргинальные группки, уничтожаемые изнутри. Печальная картина: мир сей потребил верующих, приспособил под свои нужды - и коллективный поток, вобравший в себя струи потоков родовых, впитавший и личные капли, так и изливается вечной рекой непрощенного греха.


Важно проследить (хоть как-то отметить) следующие моменты: 1) заражение (новым) грехом; 2) передача греха и ее способы; 3) избавление от греха.

Я хочу отметить, что в передаче таких грехов задействуются не только родственные связи, но и связи общественные, когда человек является членом какой-то общности людей.

Хотелось бы поговорить немного о способах заражения (передачи) родовыми и коллективными грехами... однако, оставлю эту тему на потом, а сейчас кратко - о специфике избавления от родовых грехов.

Говоря об избавлении от родовых грехов, я должен напомнить о фундаментальном отличии психотерапии от духовного пути и умного делания. Психотерапия не направлена на (полное) разрешение родовой проблемы, поскольку не имеет главной цели - духовного преобразования человека. Пласты подсознания психотерапией глубоко не вскапываются, и цель считается достигнутой, если психическое состояние пациента подводится к некой норме. Обращаясь к образам кф "Матрица", в норму человек входит, когда становится "здоровым" элементом Матрицы, полноценно отдавая свои силы невидимым (для него) машинам. Духовное преображение - выход за пределы Матрицы: мистер Андерсон становится Нео. Господь говорит так об этом отличии: Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную. Иными словами, где останавливается психотерапия, духовный путь лишь начинается.

Итак, приемы избавлений. Выделю три основные группы этих приемов (группы и приемы могут быть дополнены и исправлены, здесь предлагается предварительный вариант).

1) Традиционные: внешние и символические (разрыв с родом, уход/бегство, перемена имени (рода), обращение к таинствам церкви); 
2) Негативные (ухудшающие): "скидывание" родовых проблем на "козлов отпущения" рода и на слабых членов (по вертикальным связям: младшие и старшие звенья рода и по горизонтали через братско-сестринские отношения); 
3) путь внутреннего делания, путь покаяния-умоперемены.

1. Традиционные приемы избавлений. Смысл их в том, что человек совершает ряд внешних (и символических) действий, направленных на преодоление родовых проблем. 

Самый простой вариант - уйти из семьи: обычно физически покинуть старое место жительства, уехать, не поддерживать родовые связи. На фоне распадающихся  общинных и родовых связей (процесс распада ярко выражен, начиная с 19-го века) такой уход - обычное дело. Эффект от него - в изменении образа внешней жизни - иногда бывает значительным, в решении же внутренних проблем - может рассматриваться лишь в качестве предваряющего шага. Одной из разновидностью ухода - от родовых и коллективных связей - является отшельничество. 

Перемена имени (фамилии). Выход замуж часто сопровождается выбором фамилии мужа. В сочетании с уходом в новую семью такое решение иногда позволяет частично избавиться от родового гнета, в иногда - попасть еще в худшее положение. Перемена имени также возможна при крещении, обычно в сознательном возрасте. Новое имя дается и при монашеском постриге - как символ смерти прежнего, родового человека и рождения человека обновленного. 

Церковные таинства. Церковное таинство Крещения рассматривается как способ снятия первородного греха. Также и таинство исповеди, и таинство Соборования считается способом изглаживания грехов (в соборовании - забытых, неисповеданных). К сожалению, сильна вера в автоматизм и магическую силу этих таинств. Однако крещеный православный люд заражен всевозможными человеческими пороками (в т.ч. и родовыми) нисколько не меньше, чем не крещеный и не православный. Без сознательной работы над собой и искренней веры таинства (как и обеты) остаются не действенными. 

У любого таинства (и символа) при их воплощении практически всегда проявляется и противоположная сторона. Таинство, действительное и чистое на высотах духа, вершится не в вакууме, а в душевном и физическом пространстве, которое создается людьми и зависит от их состояния. Если это состояние испорчено, то испорченность также передается. И в этом смысле можно говорить о темных таинствах.

У грехов единая основа. Ее принято относить к первородному греху, хотя, и это очевидно, основа глубже. Определение родовым грехам уже давалось. Это обычное дело, когда новые незаезженные умом вещи не въезжают в ментальную классификацию. Когда въедут, сразу превратятся в маленькие пошлости, которые можно долго обсасывать.

Вот такой пример единства грехов (основывающийся на единстве жизни). Скажем, вырастил дед на своем любимом дачном участке некую репку (клубнику, помидоры, огурцы и т.п.). К деду приехала на лето беременная внучка и много ела этой репки, поскольку плод сей зело полезен для будущего ребенка. А дед ту репку еще и на рынке продавал. Только вот дед по неразумию своему - и желая денег, ибо пенсия ничтожная, - обильно поливал участок ядохимикатами и удобрениями. И сказались эти вещества на ребенке, и родился он с отклонениями. А дед другой беременной внучки покупал для нее эту дюже полезную репку на рынке. И у нее родился ребенок с отклонениями. И все теперь плачут. Обычная картина - мы все отравлены собственными нечистотами. И как отделишь в этой сказке с неизбежным продолжением родовые грехи от коллективных и от личных? Можно рассматривать  переплетенные нити зараженной грехами жизни, и говорить: вот здесь - ничтожная пенсия - проявился коллективный грех, здесь - безумная любовь к даче - родовой вперемешку с коллективным и личными, здесь - жажда денег - личная страсть, и т.д., а сводятся эти грехи к печальному последствию - болезни ребенка, которая может породить и родовые (вплоть до наследственных), и личные, и коллективные грехи-проблемы.

***Передастся ли грех по наследству, обнаружится ли он у внука, если тот будет воспитан в иной среде?***

Что у дочери обнаружится спустя какое-то время - примеров уйма. У внуков? Штуценбергер (я давал ссылку на ее книгу "Синдром предков") утверждает, что передаются через несколько поколений и приводит примеры.

***Меня неправильно воспитывала мать-учительница. Я крестилась - могу я не вглядываясь в свое прошлое, в свою мать, работать с грехом в рамках своей личности? Оценивать  в категориях ЛИЧНОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ, как личный изъян, не приплетая родительскую вину?

Почему-то думала, что крещение обрубает все родовые "кармические нити" и дает возможность каждой отдельной личности (вне родовых категорий) иметь выход на реальную исцеляющую силу. Силу, которая дает возможность противостоять любой среде - как родовой, так и социальной.***

Здесь отвечу резко. Думать можно что угодно, но, если реалии жизни изничтожают измышления, лучше, наверно, перестроить свое мышление. И еще. Если реалии жизни изничтожают измышления, а мы продолжаем за них держаться, - это верный знак обширного заражения коллективным грехом.

Грех - это искривление (искажение), которое как бы паразитирует на вещи и которую он искажает. Греху нужна (относительно) здоровая среда из вещей, которую он заражает и разлагает.

 Есть среда родовой жизни, некая субстанция, к которой "приклеены" люди, влекомые потоком природного воспроизводства. Мужчина в большей степени задает направленность (смысл) одного из множеств завихрений родового потока, женщина формирует среду - ткет из завихрения родовую ткань, создает родовое гнездо, вынашивает и пестует совместный плод. Мужчина, погружаясь в эту среду, заимствует от нее (и отдает), а значит, заражается энергиями. Заражается и искажениями. Для большинства людей этот процесс обмена (и заражения) проходит за гранью внешнего сознания. Впрочем, для большинства людей вся жизнь проходит словно сон марионетки...

Заражение происходит подсознательно и бессознательно. Нет осознания того, как происходит обмен энергиями. Душевная любовь, изливаемая на человека, несет в себе не только доброе, но и заразу. И быть иначе не может, поскольку сама душевная субстанция заражена. Да и черпается эта субстанция из общего родового (и общественного) котла.

Только надо помнить, что передаются не одни лишь грехи (они вторичны), передаются и добродетели. Их надо ценить, охранять, очищать и взращивать.

Осознанное духовное делание должно распространиться на соответствующую сферу отношений, чтобы стать действенным. Да, духовный свет не дает распространяться родовому греху и даже уничтожает его. Только это долгий процесс. 

Приемы. уменьшающие первоначальное заражение известны. Лучше не идти жить в дом родителей жены за исключением не столь уж редкого случая, когда их дом чище того, где сам живешь. Жена должна дать согласие выйти из-под родительского контроля. Опять-таки, такое согласие дается не сразу и прорабатывается годами и даже десятилетиями.  Не играть ни в подчинение, ни в противопоставление. Разрыв отношений с тещей и тестем имеет поверхностный и кратковременный эффект.

Важнее иметь (приобрести) внутреннюю силу (мужество) вкупе со смирением и долготерпением. Против такой силы ни одна мудрая женщина не устоит, но даст согласие на руководство 

Стоя на бренной земле, ясной ночью взглянул на небо, и свет звезд пленил меня. Дух воспарил, и я вспомнил, где отчизна моя. Долго парил в небесах, только кто-то с земли тихо позвал - и возвратился я: на земле ждала любовь и жена моя.

Можно почувствовать свой род как поток. Этот поток бурлит и пронизывает нас множеством  связей. Не поэтому ли так тяжело разглядеть через его мутные струи образ Божий в родителях?.. Молитва об усопших, молитва о живых, сострадание вкупе с некоторой отстраненностью, долготерпение... так мы успокаиваем поток и выходим из него. И как бы со стороны начинаем видеть чище и больше.

Родовые грехи. Негативные приемы избавления

Здесь я буду больше говорить о частном случае передачи и заражения родовыми и коллективными грехами, а именно о сбрасывании их. Такое сбрасывание не имеет никакого отношения к очищению. Оно позволяет в какой-то степени избавляться - на ограниченное время! - от родовых проблем, и в конечном счете приводит к ухудшению положения.

Как я уже упоминал, передача грехов по роду идет по вертикальным связям: от родителей к детям (и обратно), расширенно: от старшего поколения к младшему, и по горизонтальным связям - через родственные отношения братьев и сестер. 

Надо полагать, что распределение грехов в больших семьях происходит более равномерно. Какую-то критическую проблему берут на себя дети, рано ушедшие из жизни. Находится в семье и изгой (козел отпущения), о котором говорят: в семье не без урода. Находится и человек, выходящий из родовых отношений не вниз, а вверх. Это "Иванушка-дурачок" рода, который, в силу большей чистоты и глубины души - качеств до времени скрытых, - воспринимается родственниками и окружением как юродивый.  в конечном счете, такой "дурачок" может подняться над своим родом.

Современные семьи - малодетные: все достоинства и проблемы рода берет на себя один или два ребенка. Если род уже подточен грехами и загружен родовыми проблемами, то детям приходится не сладко. Как показала история России в 20-ом веке, критическая загрузка родовыми и коллективными грехами в малодетных семьях (в случае ведения непокаянной жизни родителями) происходит в третьем и четвертом поколении. И похоже, что четвертое поколение уже выходит мутированным - приспособившимся к более низкому уровню родовой жизни - и полностью зомбированным - на уровне жизни коллективной (за небольшим исключением). Хочу здесь отметить важный момент, о котором буду говорить ниже: в настоящее время ряд функций родовой (и старой общинной) жизни все больше передаются коллективам.

Итак, у ребенка, чьи предки вели непокаянную жизнь, есть следующая вилка выбора: 1) Стать изгоем (вплоть до асоциального образа жизни и суицида); 2) стать современным обывателем с мутированным сознанием - влиться в глобализационный поток, прерывая испорченные родовые связи и подключаясь связям более развитым - глобально-коллективным; 3) войти в преображение - через путь покаяния и стяжания благодатных сил. Если обращаться к образу сказки-мифа - то стать "Иванушкой-дурачком" - отказаться от тупого, уплощенного и зомбированного ума, найти свою "царевну-лягушку" - сокровенную душу и силы души - и соединить ум и душу, пройдя внутренним путем испытаний и сражений - путем современной аскетики.

О третьем пути-выборе - позже.

Не буду здесь много распространяться о типичных приемах сбрасывания родовых грехов от родителей к детям. По сути большинство этих приемов принадлежит к обычной бытовой магии и неосознанному использованию оккультных сил. Мать, не желающая детей, уже во чреве начинает "высасывать" ребенка, если по каким-то причинам не может от него избавиться... Ребенок, зачатый с целью заместить какую-то серьезную проблему (напр, неожиданную смерть предыдущего ребенка)... Недоброжелательное отношение свекрови к невестке во время ее беременности... И тд., и т.п. Во время воспитания ребенка к родовым проблемам ведет равно как ненависть, так и проявление ветхой удушающей любви. На детях вымещают собственное плохое состояние - это один из основных способов активной передачи родовых грехов. Другой способ активной передачи - через привязанность к ребенку, использование ребенка в качестве жертвы своей ненасытной, эгоистической любви. В этой эгоистической любви мать (отец намного реже) становится пауком-вампиром, опутывающим ребенка сетями заботливости и уюта, и взамен их - высасывающим из него живительные соки. Сети любви и уюта могут быть заменены сетями ненависти, но цель остается прежней - паразитирование на ребенке (даже  на воспоминаниях о нем). Пассивный способ - подстилающая основа для активного - ведение ребенка в родовом потоке на подчиненной роли, захват инициативы, узурпация воли. В некоторых случаях почти сознательно воспитывается будущий сильный паук-вампир, который будет высасывать силы из других людей - на поприще общественного воспитания и управления. Часто на детей скидывают недоделанные дела, несбывшиеся мечты, амбиции, тщеславие... 

Передача и сбрасывание родовых грехов по горизонтальным связям обычно строится на соревновательности, зависти и подавлении-подчинении. Соревнуются и завидуют друг другу близнецы, старший брат подавляет младшего и завидует тому вниманию, которое оказывают младшим детям родители, старшая сестра берет в свои руки заботу о младших и в результате не может выйти замуж. И т.п.

Теперь о другом важном способе сбрасывания-перенаправления личных и родовых грехов (и заражении новыми). Таким способом является вхождение в некий общественный коллектив. 

Общающийся с мудрыми будет мудр, а кто дружит с глупыми, развратится, - учит Св.Писание. Вхождение человека в коллектив неизбежно ведет к изменению его состояния. Есть коллективы, действующие очищающим способом на человека, а есть - развращающим. Яркий пример дурной метаморфозы - превращение человека под воздействием коллективного сознания в функционера. Поскольку все земные коллективы не являются абсолютно чистыми, вхождение в них меняет человека двояко: с одной стороны - освобождает и даже очищает его (если коллектив обладает такой чистотой), дает защиту, а с другой - опутывает новыми сетями различных зависимостей и загружает новыми, коллективными грехами.

Показательно вхождение человека в земную церковь. Как я уже говорил раньше, на первом этап вхождения происходит очищение человека, прощаются некоторые личные грехи, снимаются какие-то грехи родовые и коллективные, а затем начинаются проблемы, связанные с проявлением в жизни этого человека специфических грехов земной церкви. Проблема заражения церковными грехами стоит столь остро, что уже сложились негласные правила (слабые и непоследовательные) поведения человека, приходящего в храм на службу. Замечу, что церковная жизнь и сведена, в большинстве, к храмовым службам, причастию и исповеди. В негласных правилах прописан минимум храмового общения: пришел на службу - не зырь по сторонам, служба окончилась - не общайся ни с кем и отваливай поскорей - и тогда будет меньше искушений. 

Отдельно следует отметить выход человека из коллектива (коллективной души, коллективного сознания...). Можно увидеть три основных сценария такого выхода: 1. Изгнание провинившегося - из человека (группы людей) делают козла отпущения. 2. Переход в другой коллектив. Если другой коллектив находится в конфронтации к предыдущему, переход обязательно сопровождается резкой негативной реакцией и почти обязательным ритуальным действием - осуждением вплоть до проклятия старого места. 3. Превосхождение коллективного сознания. В этом случае из человека обычно делают мученика (или изгоя), и спустя какое-то время дети отцов, которые убивали и мучили, прославляют нового святого и героя или окончательно называют его врагом.

Т.о., выход человека из коллектива может обыгрываться как один из приемов сбрасывания коллективных грехов на него. Такое сбрасывание - весьма эффективный способ сплочения и продления жизни коллектива (естественно, падшего и испорченного). Чтобы сбрасываемые грехи не раздавили выходящего человека, он вынужден осудить и отречься от старого коллектива, а затем поскорее встать под защиту коллектива нового. За одним исключением: если человек чист, он осуждать не будет.

Проскакав галопом по проблемам коллективных грехов, отмечу главную фишку нашего времени - глобализацию, которая охватывает и объединяет старые коллективы в новую суперобщность. Такое объединение потребовало предварительного разрушения старых родовых, общинных и (отчасти) национальных связей. Человек, вливающийся в суперобщность, освобождается от многих застаревших проблем родового и коллективного порядка. И взамен оказывается под колпаком нового глобального цирка, в котором он всего лишь ничтожная марионетка и клон массового сознания.

О борьбе с грехами (страстями, помыслами) и приемах этой борьбы сказано очень много... слишком много. Так много, что борьба стала главным смыслом и целью, и уже надо вести борьбу с борьбой, чтобы восстановить истинную цель, которая Свет, а не сражение с тьмою.

Среди предначинательных молитв, которыми молятся православные христиане (и католики), есть дивная молитва, призывающая Святой Дух придти и вселиться в нас, и очистить нас от всякой скверны. Истинная цель - вселение в нас Святого Духа, Который очищает от скверны и освобождает от грехов. Мы должны сотрудничать с Богом в освобождении нас от грехов - и в этом смысл борьбы с грехами. Подготовить себя, принять Дар, и в синергии с принятым Даром, освещенные Нетварным Светом, работать по изменению себя - в преображение ума, души и самого тела.

Есть ряд особенностей избавления от родовых (и коллективных) грехов по сравнению с борьбой-избавлением от грехов личных. Об этих особенностях и пойдет речь дальше.

Можно говорить о полотне жизни, которое вышито вязью личных человеческих судеб. Личная и именная вышивка на общей основе - родовой и коллективной - сама становится такой основой для последующих поколений. В общую ткань вплетаются как личные достоинства, так и личные недостатки - и меняют тканное полотно рода и общества... Люди, как правило, не осознают этого общего полотна - оно простирается в их подсознании, и только отдельные нити и узоры выходят на поверхность. Дефекты полотна и есть родовые и коллективные грехи.

Родовые и коллективные грехи выражаются как (через) грехи личные. Человек несет личную ответственность за те дефекты, которые были накоплены предыдущими поколениями и самим обществом, а затем вложены в него на уровне некой подсознательной основы жизни. 

Если родовые и коллективные грехи выражаются в грехах личных, то и избавление от них происходит в личном порядке. По мере роста личности человека и осознания его связи со всеми людьми (и миром), ограниченность представлений о грехах, только как личных приобретениях, спадает, и открывается общая картина взаимосвязи всего сущего. И тогда избавление от грехов - в личном порядке - затрагивает и род, и окружение, и весь мир.

Покаяние в прегрешениях на уровне внешнего человека мало затрагивает ближних. Внешний человек обособлен, ограничен, замурован в стенах эгоизма, и его очищение подобно омовению сосуда, внутри полного нечистотами. Человек может выглядеть праведным по наружности своей, он может долго и усердно лакировать и полировать ее соблюдением всех правил и уставов, при этом загнивая и разлагаясь изнутри. И заражая внутренними нечистотами окружение. Истинное покаяние-изменение начинается по мере вхождения внутрь себя и обретения внутреннего человека, которого и следует очищать и пестовать. 

Вхождение внутрь себя открывает глубину и необъятность грехов. И по мере углубления вскрываются новые пласты грехов, которые принадлежат полотну родовой и общественной жизни. Уже здесь проявляются специфические свойства родовых и коллективных грехов.

(1) Возвращаемость грехов. Грехи, которые, казалось бы, были очищены и прощены ранее, возвращаются в измененном обличии. У них стирается личностная выраженность и уходит острота, а взамен появляется тупое неотрывное давление, которое иногда может сменяться выплесками новых глубинных переживаний - мрачных, страшных, подавляющих и мучающих. И так проявляется следующая особенность действия этих грехов, которую можно назвать обезличенной тяжестью.

(2) Обезличенная тяжесть. У некоторых людей эта тяжесть столь велика, что постоянно выпирает депрессивными состояниями, а ее прорывы наружу приводят к изломам психики. Но эта тяжесть есть у всех... у всех! И углубленное вхождение внутрь себя, когда вскрываются люки в подсознание, окунает в ад собственной души. Задачей психотерапии если и является вхождение в эту тяжесть, то с одной целью: извлечь из нее поскорее застрявшего пациента - из больного обывателя сделать обывателя здорового.

(3) Взаимосвязь. При вхождении в глубинные пласты своей психики начинает раскрываться психика других людей. Это раскрытие происходит двояко: как видение психических проблем в другом человеке, так и видение проблем другого человека в самом себе. Справедливо говорить и о раскрытии видения собственных проблем в другом человеке. И конечно, это не простое видение своих-чужих грехов, это их совместное несение.

(4) Взаиморешение. Совместное несение тягот и грехов дает возможность освобождения от греха для заведомо слабой стороны, если более сильный и чистый человек, взяв на себя ответственность, избавляется от совместного греха. Впрочем, в этом освобождении огромное значение имеет и поведение ведомого. Если человек уже свободен (относительно свободен, поскольку мы связаны во всечеловеке) от каких-то грехов, он может сознательно взять на себя часть греховной ноши других людей. И тогда, разрешив эти грехи в себе, он помогает освободиться от тяжкой ноши тем, кто ее несет. 

Стон коллективного бессознательного


Продолжение темы о родовых и коллективных грехах

Я говорил в предыдущем сообщении о специфических проявлениях родовых и коллективных грехов. И сказал, в частности, об обезличенной тяжести. Хочу особо отметить это место, отталкиваясь от первой (выделенной у меня) особенности действия этих грехов - возвращаемости.

Возвращаемость грехов - на родовом уровне - имеет свойства низкочастотной составляющей, на которую "нанизана" высокочастотная повторяемость грехов. Т.е. один и тот же существенный или несущественный грех-недостаток повторяется изо дня в день, формируя какую-то греховную привычку. По мере вычищения этого греха привычка постепенно уходит, а затем старый грех возвращается в новом виде - все более как обезличенная вещь, несущая в себе тяжесть, томление, тоску, страх, депрессию или немотивированную агрессию, и т.п. - состояния, которые все меньше привязаны к внешних условиям жизни, состояния, в которых уже сложно увидеть узнаваемую форму (личного) греха. И эти состояния постепенно облачаются в специфические образы и, главное, определяют психическое (психосоматическое) состояние человека (связанной по каким-то признакам группы людей) и побуждают к совершению значимых действий. 

Характерный пример специфического образа (архетипа) обезличенной тяжести, придающего общие, узнаваемые черты - из религиозной жизни. Это усталый, понурый монах (монашка) с блеклым выражением лица, склоненной головкой, потухшим взглядом и просевшим голосом.  Из светской жизни - образы кислотника, эмо, гота... Вообще, образы с танатической эмблематикой.

Чуть о сознательном вхождении в то, что называют коллективным бессознательным, то, что по сути своей не является бессознательным, но подсознательным, поскольку обладает сознанием, скрытым от большинства людей... Это вхождение и в состояние обезличенной тяжести. О правиле сознательного вхождения в коллективное бессознательное ( а лучше: родовое и коллективное подсознательное) в православной аскетике говорится так: Держи свой ум во аде и не отчаивайся. И это правило прозвучало в 20-ом веке! А что было прежде? Прежде было правило ухода из такого состояния, вообще сложился запрет на вхождение в подсознательные области души. Лучший совет - как пребывать в этой области - был дан Исааком Сирином такой: укрыться мантией с головой и спать до тех пор, пока не пройдет час омрачения. И вот советы бегства сменились - повторю: только в 20-м веке - повелением от Господа, данным  Силуану Афонскому:  Держи свой ум во аде и не отчаивайся!

Когда входишь в область коллективного бессознательного (подсознательного), начинает звучать его стон - стон коллективного бессознательного, и тогда - это адское состояние - вырывается бесконечный стон из собственной груди. 

Отношения "учитель-ученик"

Учитель и ученик. Наставник и послушник. Духовный отец и духовное чадо. Или в общем виде - ведущий и ведомый. В отношениях этих сторон становятся заметными особенности проявлений родовых и коллективных грехов. И также видны способы избавления от этих грехов, а порой - при неверной связке - нового заражения.

Обычная ситуация:  с одним из членов (неверующей) семьи происходит духовное обращение - человек хочет освободиться от мучающих его грехов и встает на путь внутреннего развития. Автоматически он становится ведущим в этой семье, а остальные - ведомыми. Сознательно или (чаще) неосознанно он задевает нити родовых проблем в попытке распутать клубок своих грехов, и на его действия откликаются члены семьи. Поддерживающая родовая связь становится упряжью в общей повозке, тянуть которую надо именно тому, кто захотел освобождения.

В случае отношений "наставник-послушник" ведущая роль, естественно, отводится наставнику. Предполагается, что наставник уже прошел тот путь, который еще предстоит преодолеть послушнику. В любом случае, наставник, должен вернуться к исходной точке совместного пути, взять на себя часть проблем послушника и повести его за собой.

Можно выделить несколько способов отношений ведущий-ведомый, рассмотренных с позиции ведомого.

У ведомого человека (как и любого) есть две стороны: внешняя (более-менее осознаваемая) и внутренняя (обычно находящаяся за гранью сознания). Поэтому-то в серьезном православии постоянно говорится о внешнем и внутреннем человеке, и основное усилие сосредоточено на обретении внутреннего человека и его очищении. (Обрядоверие же направлено на штамповку и лакировку внешнего человека.)

Итак, возможны следующие варианты реакции ведомого на действия ведущего: 1. ни внешний, ни внутренний человек (как две стороны ведомого) согласия не дают; 2. внешний дает согласие, внутренний не дает; 3. внешний не дает согласия, внутренний такое согласие дает; 4) и внешний, и внутренний дают согласие. Рассмотрим эти варианты.

Первый вариант (ни внешний, ни внутренний человек согласия не дают) относится к периоду духовного пробуждения человека - ведущего по отношению к другим членам семьи. Члены семьи могут полностью не принять этот выбор, и тогда остается только одно - резко ослабить или разорвать с ними отношения - уйти из семьи, уехать в другой город, пойти в монастырь... Надо понимать, что полного разрыва родовых связей и в этом случае не происходит: они слабеют или рвутся только на поверхности. Со временем эти связи вновь прорастают. Если, к примеру, человек уходит в монастырь, то в местах разрывов родовых связей происходят новые "подключения" - на коллективном уровне, и человек соединяется с коллективным сознанием нового места. Сам момент разрыва обычно переживается очень болезненно как ведущим, так и ведомым(и).

Второй вариант: внешний дает согласие, внутренний не дает. Сказать да, и не сделать... Пожалуй, это самый распространенный вариант. В семейных отношениях ведомые не хотят или не могут разорвать отношения с ведущим, но следовать сами по пути духовного обновления напрочь не желают. У них есть надежда, что начальный жар остынет, и их родственник станет прежним, у них есть и множество способов затянуть пробудившегося человека обратно в свое болото. И часто такое удается. В ином случае отношения переходят к первому варианту, возможно, в значительно более мягкой и скрытой форме. Родственные связи ослабевают постепенно, и через какое-то время у близких когда-то людей не остается ничего общего - и они расходятся.

В духовно-религиозных отношениях второй вариант доминирует во внешней церкви. И послушники-ученики-чадца, и наставники-учителя-духовники-отцы дают согласие на очищение только по внешности, внутри же они остаются со всеми нечистотами и избавляться от них не желают. И тогда слепец ведет слепых, и все они падают в яму. Обычно такой наставник (по внешности) осуществляет "захват" душевных (и физических) сил послушника и перенаправляет их на строительство родного религиозного института. В этом случае некоторые родовые грехи могут отпадать. Со временем они замещаются новыми и бОльшими коллективными грехами. Если наставник формальный и слабый, то порой можно наблюдать манипулирование им со стороны ведомых, играющих в послушание. К примеру, некоторые женщины умеют замечательно манипулировать священником, исповедуясь ему...  

В редких случаях истинного наставничества послушник также может занять позицию внутреннего отказа. В случае формального обращения к вере или при слабости внутреннего огня послушник всем видом своим изъявляет согласие с наставником, при этом - в сердце своем - не принимает духовного пути. И тогда разрыв неизбежен. Сценарий такого разрыва часто развивается драматично: послушник, не имея ни силы, не желания идти за наставником, начинает осуждать его, а затем клевещет, предает и пытается разрушить все начинания наставника.   

Третий вариант: внешний согласия не дает, внутренний - дает. Сказать нет, и сделать... Центральным всегда является выбор внутреннего человека, при этом внешний человек может быть отгорожен от внутреннего настолько, что будет совершать противоположные действия, да и в глазах общества он может выглядеть даже асоциальным элементом. В семейных отношениях, если существуют глубокие внутренние связи. построенные на любви и доверии, отказ от совместного следования со стороны внешнего человека может выглядеть очень драматичным. Если ведущий обладает достаточной внутренней силой, чистотой и долготерпением, он может вытянуть - вымолить! - ведомого родственника из родового болота даже в случае отказа по внешности со стороны последнего. 

В религиозных делах по третьему варианту, пожалуй, идут бунтари (типа Л.Толстого) и внецерковные верующие.

Четвертый вариант: и внешний, и внутренний дают согласие. Самый редкий. Яркий пример: тандем старец Силуан - о.Софроний. Хотя надо помнить, что до Афона о.Софроний долго пребывал в муках прорастания наружу выбора внутреннего человека.


Комментариев нет:

Отправить комментарий