Ярлыки

вторник, 15 ноября 2016 г.

Начальный опыт безмолвия


Тема безмолвия одна из основополагающих в исихазме…

Мне кажется, для нас практически важным из того, что говорит Каллист, будет понимание безмолвия как начала очищения ума и чувств. Такое безмолвие не есть некая отвлеченная абстракция, а вполне конкретное переживание - опыт, получение которого кардинально меняет отношение человека, прежде всего, к самому себе. 


Попытка утихомирить свои мысли (как и чувства) встречает сильное сопротивление со стороны последних, и здесь приходится столкнуться, опять-таки очень конкретно и весомо, со своей нечистотой, которая, оказывается, фонтанирует, не переставая. Простое "затыкание" этого грязного фонтана (напр., заставить себя внутренне молчать) не помогает никак: волевую пробку просто вышибает. Кроме того, почти автоматически срабатывает привычка не замечать мысленной грязи, находясь и купаясь в ней, как в родной стихии. Это можно заметить при чтении молитвы по четкам, когда уже на втором десятке (если не на второй бусине) "вдруг" ловишь себя на том, что ум блуждает где попало. 

Несобранность, неумение концентрироваться и сосредотачиваться, ленность и инертность, рациональная замусоренность, идущая вкупе с неразвитостью, безволие и расслабленная инфантильность, прыгливость и изворотливое самооправдание - вот характерные качества нечистого ума. И лучшим опытом безмолвия вначале будет потрясение от своей недееспособности. Такое потрясение способно открыть путь к покаянию - перемене ума (метанойе).

При молитве можно проследить, как происходит (внутреннее) слышание "голосов". Уже на этапе разотождествления с мыслительным процессом мысли воспринимаются как сторонние, а чуть позже "выясняется" их некая самостоятельность и независимость. Мысли низкого плана ведут себя подобно дергающейся в повторениях рекламе, они сталкиваются с другими псевдосамостоятельными мыслями (лучше: мыслеформами - известный термин), общаются, спорят, разбегаются, когда приходит что-то более внушительное, затихают... в общем, их поведение весьма напоминает "путешествие" рыбок в аквариуме - в лучшем случае. А в худшем - это помойка с обрывками скомканным мыслей и крысами рассуждений, грызущими что попало. Ну, в помойке  - только ковыряться, а если голова - аквариум , то ухватившись за мысль-рыбку, можно отправиться в путешествие-размышление. Подкормленные мысли-рыбки резвее ведут себя и быстро растут, в последствии поедая своих хилых сородичей. Еще раз: это можно увидеть - и в других образах, страшных или приятных...

А если человек не готов так видеть и отождествляет себя с приходящими мыслями (кстати, и чувствами)? Тогда, будучи насильно исторгнутым из привычного рационального мира и ввергнутым в мысленный аквариум, он может захлебнуться в псевдогаллюцинациях и, подключив воображение, уплыть в мир психического заболевания.

Цитата: Кроме приходящих и порождаемых нами самими помыслов есть нечто еще, что поднимается из сердца при затухании умственной "беготни". Об этом сказал Григорий Синайский назвав это " аура духов, поднимающихся из сердца".

Ответ: В настоящее время лучше говорить об образах, поднимающихся из глубины (сознания) или из подсознания, чем из глубины сердца, чтобы смысл слова "сердце" совсем уж не расплывался.

Вопрос: Но как же увидеть иллюзорность ума...Ведь в своей изворотливости он вполне может и создать иллюзию осознания иллюзорности ума...

Ответ: Остановить ум и выйти за его пределы. Так будет понята ограниченность обычного ума. 

И лучший вариант: обрести чистое сердце вместе с безмолвным умом. Одного безмолвия ума недостаточно.

Ум может погрузиться в страсть. Сложно назвать такое погружение остановкой, но прием известный.



Цитата: «Может ли ум быть совершенно пустым..Если он пуст, это наверное уже не ум..»
- Может, может. У него остаётся ещё много функций после прекращения потока мыслей, забот, конструирования объяснений всему. 
Внимание, как главный элемент, контроль внешних органов чувств, способность действовать мгновенно на уровне базовых инстинктов и интуиций, так успешно задавленых так наз. цивилизацией, и проч., и проч.

Ответ: У ума еще и много этажей...

Тишине ума учатся годами.

Цитата: Лично я во время молитвы вместо концентрации внимания внутри себя, стал переносить внимание вовне, причём объектом приложения внимания стало нечто эфемерное (на самом деле это очень трудно описать словами), некое безОбразное представление о Боге... И действительно это полностью соответствует термину деконцентрация, т.к. внимание не останавливается на какой-то конкретной точке, а рассеивается на всё то, что невозможно выразить словами. Ну, вы поняли... 

Ответ: Деконцентрация внимания, наверно, удобный термин для очередного потребления современным умом начального правила успокоения ума - первой стадии его безмолвия. Ум не принимает помыслы, ум не принимает и ощущения (не принимает и не отвергает!). А в концентрации есть принятие, причем само ощущение, разрастаясь, начинает диктовать свои правила...

Вопрос: Как практически расторгнуть союз ума и рассудка - для того, чтобы ум, наконец, соединился с сердцем. Вопрос очень не простой. Рассудок (воображение, память, человеческая логика и т.п.) часто отождествляется с умом, но, на самом деле, это не так…
Как освободить ум?
Неужели дело только в постоянном понуждении ума (разумеется, при соблюдении всех необходимых аскетических условий)?

Ответ: Опыт говорит, что понуждение необходимо, но его мало... Должна придти благодать, и в ее свете невозможное доселе становится возможным, и когда она отходит, возвращаются старые проблемы и требуется понуждение, но только благодать разрешает вопросы. А потом обнаруживаешь, что, когда ее нет, и не живешь - лишь влачишь жалкое существование.

Ум, озаренный светом благодати, может легко находиться в безмолвии, когда рассудок молчит. Но недолго, поскольку быстро устает от нового, неизмеримо более высокого и чистого энергийного состояния. Тогда ум возвращается к старому состоянию -  с главенством рассудка.

Часто бывает неприятным и даже опасным сам момент совлачения покрывала рассудка с ума. Понуждение же (без благодати) к такому совлачению несет в себе насилие и может разрушить человека. Поэтому-то необходимым является не только устремление вкупе с искренностью, но и долготерпение, чтобы ум утишился, очистился и стал способен обходиться без рассудка. А когда начнется совлачение рассудка, то потребуется и немалое мужество, поскольку будет нависать сумасшествие и полезут всякие страхи. Неподготовленный ум воспримет свое освобождение как болезнь, головную боль и страх.

 Рассудок нужно приучать сначала к молчанию, а затем к исполнению второстепенной обслуживающей функции, без которой контакт с другими рассудочными людьми-умами будет невозможен. А ум очищать, развивать и возвышать - в свете сердечной благодати. Тонны пустословия неизбежны, но горе тем, кто эти тонны плодит...

Вопрос:… Таким образом, я получил одновременно два урока:

1. Моё человеческое сознание крайне ущербно, я буквально слеп, я смотрю на мир через преграду, которая скрывает от меня действительность, искажая её до невообразимо далёкой от правды картины.

2. Я, будучи тем, кто я есть в данный момент, не имею права желать того, чтобы обрести ум простой и свободный от иллюзий, такой ум - это оружие, преимущество, и что-то кроме ума движет мной откуда-то из глубины и моя слепота, по сути, защищает меня же самого от моих склонностей… 
…что же это такое, что глубже ума и сильнее него, откуда приходят все побуждения, что это за место, на которое нужно устремить всё внимание?

Ответ: Первый урок полезен весьма.

Урок же второй... Классическая (читай, золотая) схема умной молитвы гласит, что ум, успокаиваясь и очищаясь, должен опускаться в сердце. При этом должно происходить и очищение сердца.

Очищение и прояснение ума без чистоты сердца ведет к тяжкой болезни превозношения и осуждения. Ум как бы отрывается от сердца или его порабощает. Именно сердце подсказывает, что ум, вроде бы ясный и рассудительный, не в порядке.



Комментариев нет:

Отправить комментарий