Ярлыки

суббота, 26 ноября 2016 г.

Миф и мифологическое сознание

высветление и искупление родовых грехов всегда связано с работой в мифе (понимаемом так, как понимает его Лосев в "Диалектике мифа"). Примеры тому довольно неожиданные. Один вариант - подвиг Евдокии Суздальской, которым был спасен и очищен (хотя в какой степени - трудно судить) Дмитрий Донской. В документах своего времени – человек малоприятный, чтобы не сказать сильнее. Соответственно и Российская империя должна быть благодарна за свой героический миф вдове-подвижнице не меньше, чем князю.  Впрочем мне не кажется это высветление истинным. Его хватило на создание великого искусства ("Поле Куликово" Блока), но не хватило для подлинного освящения Дмитрия и его жития, потребовались костыли с Пересветом и "доработка" при помощи "Задонщины". 


Другой, гораздо более проникновенный и чистый случай - Блаженная Ксения. Тут родовая коррекция - как трамплин для восхождения в совсем уже запредельные высоты, о которых и подумать без трепета не получается.

Здесь выход к ответу на вопрос "где происходит изменение"? Меняется символ, сжатый мифо-текст в памяти (мы ведь не случайно молим "сотворить вечную память") церкви, Церкви, в пределе – Бога.  Человек получает новое Имя, а личина преображается в Лик. 

Чтобы вывести праотцов, Христос сходил в ад. Ксения поселилась в изнанке Петербурга.  Думаю, и нам лежит дорога туда для спасения своих. Но где (технически - где) ворота и как не пропасть?

Мне кажется, мифы служат скорее не преодолению, а оправданию грехов - родовых, коллективных и прочих. То самое "предание старцев", о котором говорил Господь.
До фига народу живет в мире "православных" мифов и удовлетворяется этим суррогатом. В котором и Евангелие-то имеет сугубо формальное значение. А попробуй развенчать какой-нибудь "правсолавный" миф. Поднимется такая мутная волна...
Мне кажется, надо идти как раз через предоление мифа.

Это верно, только здесь говорится о другом мифе - как понимает его Лосев в "Диалектике мифа". Наш мир отражает и выражает миры иные. Лосев говорит: Миф – не идеальное понятие, и также не идея и не понятие. Это есть сама жизнь... Миф есть для мифологического сознания наивысшая по своей конкретности, максимально интенсивная и в величайшей степени напряженная реальность. Это – совершенно необходимая категория мысли и жизни.

Технически врата - в нас. Есть два этапа. Первый - вхождение внутрь себя, когда внешний мир умаляется, сжимается, отходит в сторону - и происходит строительство внутреннего человека. По мере роста внутреннего человека начинается 2 этап - его выход наружу и освоение душевных и физических пространств - с символическим выражением этого освоения.

Миф (лучше наверное говорить "развернутый эйдос" или "становящийся символ", слово "миф" слишком мистифицированно:)) - не творчество, а механизм работы в нем не похож на сублимацию (Томас Манн, говорят, написав "Смерть в Венеции" потирал руки и говорил: "Он-то умер (герой), а я-то жив!" - это случай сублимации по Фрейду). Можно наверное говорить о сверх-творчестве, как в случае с молитвой или даже таинством. Искусство почти всегда "как бы", мифо-знак реален, это залог его энергийности. 

Простые и грубые примеры: кто в 20 веке будет сомневаться в реальном существовании советской красной звезды или свастики? А реальность веры состоит из такого материала по преимуществу. 

Так Ксения, бредущая по Петербургу двигалась во времени, творила свою жизнь, если угодно - миф. Но сейчас, обращаясь к ней мы локализуем весь ее протяженный подвиг в одной точке вечности, которая есть сначала житие (линейная история), потом - молитва в которой Ксения названа "Небошественницей" (то есть она все равно идет, но уже в совсем иной перспективе, она вечна в своем шествии)  а потом - икона святой, как последняя стадия приближения ко вне-временному в изображении. Впрочем есть еще одна стадия приближения - имя, которое, одной своей гранью касается нашего воздуха и колеблет его, а другой, очищенной от звука и всего случайного, слито с вечным и чистым эйдосом, небошествующей Блаженной.

Надо отстраниться от бытового и литературно-научного понимания мифа.

Вот как в Википедии понимают миф: 

Миф в литературе — создание воображения коллективной общенародной или индивидуальной фантазии, обобщённо отражающее действительность в виде чувственно-конкретных персонификаций и одушевлённых, очеловеченных существ, которые иногда у некоторых людей преломляются (претворяются) в сознании как вполне реальные.

Это определение (использую "нашу" терминологию) - внешнее и для внешнего человека. Определение Лосева уже намного более интересное:

Миф - развернутое магическое имя.

Разворачивание имени осуществляется как энергетийное, смысловое и образное-символическое раскрытие (скрытой) сущности. В мифе происходит сопряжение множества невидимых сил, пространств, действий, воль, выплеснутых во внешнее пространство и для внешнего человека. Внешний человек видит вымысел, сказку, фантазию, легенду - а это только отражение (обычно искаженное) инобытия - передача-называние в узнаваемом - скрытого, не узнанного - и при этом реально существующего, только за гранью нашего внешнего мира.

Это мифологическое разворачивание затрагивает невидимые тварные миры, которые, естественно, находят свое отражение в нашем видимом мире. Отсюда и магизм, и мощная оккультная составляющая мифа.

Что важно понимать нам.

Миф каждый раз вспыхивает и заявляет о себе при встрече миров. Умная молитва, как раз, и направлена на такую встречу хотя бы только потому, что в молитве встречается внешнее и внутреннее пространство, внешний и внутренний человек. И жизнь молитвенника становится воплощенным символом, разворачивающимся ейдосом - мифом - для обретения и наполнения своего истинного - в Боге - имени. Поэтому-то и жития святых насквозь мифичны. Жизнь святых много больше и глубже феноменальной поверхности внешнего мира, и отражается это обширная и глубокая жизнь на внешней поверхности в виде народного, церковного, литературного мифа: жития и сказания.

Есть различие: миф, рожденный вовне конкретного человека, и миф, рожденный сознанием этого человека.  То есть миф внешний, проникающий в сознание человека, и миф внутренний, который может выплеснуться во внешний мир, а может и оставаться в человеке.
Да, понятно, что решение проблемы лежит через трезвение. Внешний миф может облагораживаться, высветляться. Может ли высветляться внутренний миф, который изначально творился темной стороной сознания, как убежище для всего падшего в душе или как выражение этого падшего? Как ни странно тоже может. По крайней мере частично.
Есть два вопроса, на которые у меня нет пока ответа. Означает ли сознательный уход от внутреннего мифа его стирание или же этот миф будет снова и снова возрождаться и возвращаться в тех или иных обличьях? Особенно, если "зацепил" этим мифом каких-то людей? И возможно ли вообще уничтожение внутреннего мифа?

Миф - неизбежен. Он - раскрывается на передаче инореальности и ее контакте с нашей реальностью. Потери и искажения при такой передаче колоссальные. 

Следует также учитывать два важных момента: 1. за счет принесения искажений можно создавать новые мифы и перенаправлять действие старых мифов в другое русло; 2) инореальность может быть чистой, (условно) нейтральной и темной.  

Изменить темный миф - очистить и возвысить его - изменить инореальность. Темный миф - выход в наш мир бесовского мира. И задача по изменению его какой-то локальной части (в нашей душе) может быть решена. Чаще же - особенно в начале пути умоперемены - надо очищать мифы от искажений, паразитирующих на них.

Пример (части) темного мифа, выраженный в пословице (а их задача закреплять мифы): человек человеку - волк. Этот миф вполне может быть уничтожен. 

Пример паразитирования на светлом мифе: не поститься три дня перед причастием - грех. Эта вещь может быть очищена лично (есть несколько вариантов), а может - и общецерковно (как сделали католики).

Собственно суть любого мифа "на хлопский розум" достаточно исчёрпывающе  выразил Пушкин своим знаменитым "сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок".

Хотя, конечно, это лишь одно измерение всей комплексной структуры мифа.
Фактически то, что мы называем (и считаем) материальной реальностью - тоже миф. Но миф полезный уже тем, что благодаря ему мы появялемся, формиркемся и существуем. 

Собственно и вся вселенная, на ВСЕХ уровнях своего существования, есть не более чем Божественный Миф. С псевдоабсолютностью созданной Абсолютным Мифотворцем. Но которая для нас, героев и обитателей этого мифа, отнюдь не "псевдо".

Так что осталось лишь разобраться с иерархией мифов этой "матрёшке мифов".

Собственно, и Господь говорит: вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним все бывает в притчах. Притча - сжатый миф.

Правда - есть мифы от Господа с небес, и есть мифы, испарениями выходящие из преисподней. И если первые утешают благоуханием небесным и даруют прикосновение к вечной жизни, то вторые исподволь удушают медленной смертью духа нашего. Так что различение между мифами - не пустое дело. Гораздо более важное, нежели чем различение между мифами и "серьмяжной правдой".


Комментариев нет:

Отправить комментарий